Сладкий яд: почему сахар нас разрушает и как этому противостоять

sugar_2533727b

Пора честно признать: большинство из нас не могут обходиться без сахара. Наше поколение буквально создано из сахара и всё сладкое влечёт нас так же сильно и неумолимо, как мёд – пчёл.  От одной мысли о сладком у нас текут слюнки, а мозг настраивает всё тело, чтобы отправить его в поход за глюкозой.  Стоп, но ведь мы себя отлично контролируем,  не так ли? В любой момент можно съесть кусочек сыра вместо конфеты. Или всё-таки — нет?

Увы, ответ скорее отрицательный. Ведь секрет нашей любви к сахару вовсе не в том, что он дает быструю и «дешёвую» энергию. Речь идёт о настоящей зависимости.  Исследование, проведённое в 2007 году французскими учёными из Университета Бордо, показало, что крысы всегда предпочитают сахар кокаину, даже если уже имеют кокаиновую зависимость.  Те же учёные предположили, что рецепторы млекопитающих просто не рассчитаны на те дозы сладкого, которые мы стали получать в последние десятилетия.  Современные продукты, буквально состоящие из сахара,  вызывают в мозгу ненормально сильный сигнал ответа, и таким образом приводят к зависимости.  А значит, выражение «ломка по шоколаду» нужно понимать буквально.

Этой проблемой всерьёз занимается движение No Sugar, лидер которого – Роберт Ластиг, профессор эндокринологии в Калифорнийском университете и автор бестселлера Fat Chance: The Bitter Truth About Sugar.  Цель Ластига и его единомышленников – убедить, наконец, человечество в том, что сахар – главная угроза для современного человека.  Он наносит вред не только нашему здоровью, но и мировой экономике: огромные средства тратятся на борьбу с болезнями, вызванными сахаром.  В лигу No Sugar входят многие знаменитости, в том числе актриса Гвинет Пэлтроу и Энди Бернхам, главный секретарь министерства здравоохранения Британии. Он пытается (пока безуспешно) продвинуть законопроект, официально запрещающий продажу продуктов для детей, содержащих сахар.

Ластиг предупреждает, что далеко не все калории одинаковы. Например, сахароза (обычный столовый сахар) усваивается организмом не так, как другие углеводы (такие как пшеничная мука).  Он приводит в пример мета-анализ данных из 175 стран, доказывающий, что увеличение числа калорий само по себе не так уж вредно для здоровья, чего нельзя сказать о повышенном потреблении сахара. Каждые лишние 150 калорий в день увеличивают риск развития диабета на 0,1%, а в том случае, если они берутся из сладкого напитка или десерта, — на 1,1%. То есть, в 11 раз больше.

Фруктозе – признанному «безопасному» сахару – тоже доверять нельзя. Её излишки не превращаются в энергию, а оседают на печени в виде жира. Это, в свою очередь, нарушает инсулиновый обмен и приводит к сбоям в иммунной системе.  Действительно, фруктоза – натуральный подсластитель, но даже в самом сладком фрукте ее меньше, чем в булочке или кетчупе. Особенно производители любят класть жидкую фруктозу в обезжиренные продукты.

Ластигу вторит Дэвид Джиллеспай, исследователь из Брисбана и автор книги Sweet Poison, в которой он описывает свою историю отношений с сахаром. Джиллеспай предлагает радикальный способ борьбы со сладкой зависимостью: полный и мгновенный отказ от всех сахаросодержащих продуктов.  Он сам прошёл через это и потерял около 50 лишних килограммов за год, не отказывая себе в других продуктах. По словам учёного, после исключения сладостей из рациона у всех людей обостряется вкус и обоняние, а запах сахара становится для них неприятным.

Впрочем, отказаться от очевидного зла – сахара, сиропов, десертов – не так уж сложно. За последнее десятилетие их потребление в Британии снизилось на 6%. Тем не менее, число больных диабетом и ожирением неуклонно растет. Беда в том, что скрытый сахар в промышленных продуктах вычислить практически невозможно, и именно он поддерживает нашу сладкую зависимость.

По мнению Дэвида Джиллеспая, ключ к успеху – снизить до минимума потребление готовых соусов, выпечки и других продуктов и перейти на здоровую домашнюю еду.  Он перевёл всю свою семью, включая пятерых детей, на подобный режим питания и убедил их полностью отказаться от сладких продуктов. Результат не заставил себя ждать: стройность, здоровые зубы, море энергии и, главное, устойчиво хорошее настроение. Ведь сахар, как любой наркотик, заставляет нас испытывать постоянные эмоциональные взлеты и мучительные падения.  Джиллеспай утверждает, что ни в чем себе не отказывает, но сладости его больше не привлекают –  словно курильщика, бросившего десять лет назад и ничуть об этом не пожалевшего.

Читайте также:

Жирный шанс: самое интересное из знаменитой лекции эндокринолога Роберта Люстига

Через Тихий океан на веслах… и на LCHF!

Сколько сахара мы съедаем с йогуртами, сырками и творожками?

Что такое идеальное топливо для мозга

Сахар или жир?

Как углеводы могут вызывать пищевую зависимость

Проблема в газировке, а не в калориях

Эритритол – сладкий, но не гадкий

Оригинал на сайте газеты Telegraph

Купить молочный шоколад с Сукрином, миндалем и морской солью в интернет магазине lcfh.ru

Комментарии

  1. Ксения

    Здравствуйте! Интересно, а что вы думаете насчёт натуральных подсластителей — кленового сиропа, мёда, сиропа топинамбура, агавы? Мне кажется, они ничем не хуже горького шоколада, если есть совсем немного(да и больше чайной ложки-двух их точно не съешь) и при поддержании веса?

    • Сэм Клебанов

      И сироп агавы, и топинамбура, и мед, и кленовый сироп — все это продукты с высоким содержанием углеводов. Во многих из них, прежде всего в сиропе агавы, преобладает фруктоза, что не есть хорошо. Одна чайная ложка мела — это 9 грамм углеводов. Если вы следуете более либеральному варианту LCHF для поддержания веса, то это немного, при условии, что вы не едите других высокоуглеводных продуктов. Но проблема в том, что мало кто останавливается на одной ложке…

    • Андрей

      Нет никакой разницы между «искусственной» сахарозой или фруктозой и их «естественной» смесью (например, медом). Значение имеет только количество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *